Сага о потерянном сборе. Интервью с Helene Arianoff

Влада Максимова - всадник и тренер, активно пропагандирующий классические принципы работы с лошадью в Украине,  а также организатор многих обучающих мастер-классов и семинаров - автор интервью  с Элен Арианофф, которое Horse-sense.ru предлагает изучить нашим новым и постоянным читателям.

Элен является одной из немногих близких учеников легендарного Нуно Оливейры, а также хранительницей исчезающих знаний старых мастеров о тонкой работе с лошадьми. Более 20 лет Элен провела с Мэтром Оливейрой и больше 40 лет тренирует всадников по всему миру. Мадам Арианофф являлась членом сборной Бельгии по выездке, а также судьёй.

 

Сага о потерянном сборе. Интервью с Элен Арианофф.

 

 

 

В. - Элен, как ты думаешь, куда так быстро (буквально за 30-40 лет) и почти бесследно исчезли знания старых Мастеров, накопленные тысячелетиями? Почему спортивная и классическая выездка стали совершенно разными, не пересекающимися направлениями теперь?

Э. - Я думаю, всё случилось в тот момент, когда лошадь стала доступна всем. Верховая езда стала развлечением и перестала быть Искусством. Раньше это было искусство для избранных, а сейчас лошади стали массово доступны. Отсюда и родились непонятно какие ответвления, впоследствии затем просто распиаренные. Люди перестали учиться и перестали серьёзно работать. Старые Мастера умерли, а их знания просто смыла волна новой моды, которая активно и быстро распространилась по всему миру. Раньше мы не зарабатывали деньги соревнованиями, мы работали по определённой системе, чтобы получить результат. Сейчас повсеместно покупают дорогих лошадей и считают, что их можно «быстренько слепить». Сейчас в 4 года лошади уже соревнуются. Но в каком положении эти лошади, посмотрите! 50 лет назад мы работали гораздо более серьёзно, и у нас не было поблажек. Например, пиаффе должно было быть на месте, и мы стремились к качественному пиаффе на месте. Раньше в большом призе Вы не нашли бы лошадь, младше 11-12 лет. Теперь же в пиаффе допускается продвижение в 1 метр, это уже лет 15 записано в правилах ФЕИ, а возраст большепризных лошадей постоянно понижается. Большинство гимнастических упражнений, которые были придуманы старыми мастерами для развития у лошади, гибкости, силы и выносливости, теперь давно канули в лету, а некоторые из них остались существовать только в виде «элементов». За эти последние пару десятилетий очень исказились понятия баланса и сбора. Ни судьи, ни всадники больше не знают, что такое истинный сбор. Современные заводчики предлагают действительно качественных лошадей. Лошади стали сильнее, крупнее, с хорошими движениями. Но в головах нынешних всадников и тренеров только мысли о рыси. Им нужна хорошая продуктивная рысь. Но это же глупо, потому что рысь – это единственный аллюр, который мы можем лошади сделать, так как он неестественный. Я думаю, что современные всадники также не видят разницы между импульсом и скоростью. Вы часто можете увидеть на манежах всадников на размашистой быстрой рыси, бам!-бам!-бам! Сейчас стало нормой разминать лошадь на облегчённой рыси в поисках импульса. Но Вы редко увидите всадников на прибавленном галопе, зато часто увидите галоп без продвижения. Они так носятся на рыси, что лошади, конечно, зажимаются в спине, шее и ментально. Как вы можете собрать абсолютно зажатую лошадь? Ещё одна большая проблема – всадники больше не работают на собранной рыси, все элементы они делают на рабочей рыси. Здесь мы можем по кругу вернуться к тому факту, что в современной выездке исчез сбор. Нет настоящего пиаффе, нет настоящего плеча внутрь.

В. - Раз вскользь заговорили о заводчиках, что ты можешь сказать о современной селекции? Нравятся тебе тенденции?

Э. - Могу сказать одно, если бы я сейчас искала лошадь для себя, я пошла бы смотреть конкурных лошадей.

В. - Почему?

Э. - Потому что это лошади «для всего». На них можно ехать выездку и прыгать, и, как правило, они имеют хороший галоп вперёд. То, что сейчас предлагают как выездковых лошадей, в большинстве своём, - лишь картинка, упор делается на их рысь и странный галоп в горку. Новая дань моде. Многие лошади создают оптическую иллюзию баланса, показывая опять же рысь в руках.

В. - Как думаешь, что будет дальше со спортом? Будут ли спортсмены стараться вернуться к старым знаниям, или всё же спорт уже окончательно оторван от классики?

Э. - Я очень надеюсь, что однажды и на соревнованиях появится классический всадник, который покажет забытую лёгкость, импульс, баланс и сбор. И что он будет оценен по достоинству. И заставит людей задуматься. Могу ответить только так. Надежда умирает последней. Сейчас цели у спорта и классики совсем разные. Спортсмены хотя выигрывать любой ценой, им всё равно, как они едут. Классики беспокоятся о благосостоянии лошади, о нефорсированной работе. До изменений среди всадников слишком много должно поменяться в правилах ФЕИ и в судьях. У ФЕИ как будто есть одна картинка мифической лошади для всех, за которой теперь гонятся селекционеры и всадники. Так нельзя. Все лошади очень разные, и судиться они должны, согласно своему возрасту, породной группе и природным данным. Я считаю, что сейчас нет выездки, есть только дань моде и политика…

В. - Что ты можешь посоветовать всадникам?

Э. - Каким всадникам? Спортсменам я ничего советовать не буду. Они работают только за проценты, и этим людям очень сложно объяснить, что у них нет базы. Другим всадникам я советую всё же разобраться, что такое истинный баланс. Они должны искать, где учиться. Если люди действительно очень хотят чего-то, они обязательно найдут решение.